Евгения Богданова

Руководитель группы «Токсичные родители»; практикующий психолог.
«Я не люблю свою мать!» – это не эпатаж, а мое заявление.
История девочки Жени...

Женя родилась 25 ноября 1980 года в Ростове-на-Дону. Папа - юрист, мама – экономист. Любимая бабушка. И теплое солнце южного городка. Все как у всех советских семей. Благочестивая мама, самая лучшая и красивая на свете. Защитник-отец для любимой дочери, как и все девочки мечтающей выйти замуж за такого же мужчину. И только девочка Женя знает правду о примерной советской семье.
Подкаст для проекта «Вслух»
Без осуждения о важном, стыдном и страшном: обратная сторона отношений матери и дочери.
А дальше...

Все было вроде хорошо, пока не появилась младшая сестра. А дальше для Жени начался ад. В 6 лет ребенок не видел улыбки мамы, защиты отца и яркого солнца южного городка. Теперь в любящей руке родительницы все чаще появлялись прыгалки, след от которых был на детской попе Жени. И все меньше защиты от отца. Вернее ее не было вообще. Квалифицированный юрист самоустранился от домашних разборок. Жене доставалось за все: сломанная игрушка младшей сестрой, порванные колготки, испачканное платье, мамино плохое настроение, папины родственники. Всё, абсолютно всё, отыгрывалось на Жене. Скандал в семье, крик на на девочку стал ежедневной программой. Однажды Женя случайно задела младшую сестру и та заплакала. На плачь прибежала мама с прыгалками в руках. А дальше…

Спасением для Жени была бабушка. Какое-то время девочка жила у нее. И это было самое счастливое время. Девочку никто не бил и не ругал. Зато кормили «от пуза», целовали от души и разрешали все по любви. Но, сами понимаете, такое долго не длится.

А потом опять были скандалы, побои и унижения. Жене казалось, что если нет защиты от отца, то ее спасут деревянные двери и замок. Когда девочка видела снова прыгалки в руках матери, то пряталась в ванную комнату. Она пыталась залезть под узкий проем между ванной и полом, когда понимала, что дверь снесена. Она плакала и умоляла не бить. Но ей казалось, что когда она кричит, то звука нет. Она как рыба, открывает рот, зовет на помощь отца, сестру, бабушку. А в ответ удар за ударом. А самое ужасное, что Женя думала, что это норма. И что она неправильная. Одна такая. Ведь сестру не бьют и любят. И подруг ее не бьют и любят. И во дворе детей не бьют и любят. А дальше…

Девочка Женя выросла с ощущением одиночества и неправильности. Без объятие любимой мамы и защиты родного отца. И дальше все, что с ней происходило, она делала вопреки, а не ради. Она стремилась доказать, что она умная, хорошая и ею может гордится мама.

Но мама сказала: «Женя, я не люблю тебя. И не любила никогда. Такое бывает».

Больше Женя с мамой, папой и сестрой не встречалась. А дальше был поиск себя, своего места в этом мире, книга Сьюзан Форвард «Токсичные родители». И это было приятное, нужное открытие. Женя узнала, что она не одна такая. Есть такие как она: нелюбимая, неправильная, без защиты и опоры, с прыгалками и скандалами. А дальше…

Психолог Евгения Богданова

Facebook & Instagram
...
И самое радостное для нас, когда участники покидают группу. Они пишут: мне группа очень помогла, я поняла, что я не один, но мне пора идти дальше. Это самый большой успех.
А дальше я поняла, что больше той девочки Жени нет.
Есть я - Евгения Богданова. У меня образование, нужная работа, новая учеба, семья. Однажды я зашла в магазин детских игрушек купить что-то для дочки подруги. И увидела прыгалки. Так мне не было страшно с детства.

Когда я поняла, что я не одна в своей проблеме, я стала искать таких же, как я. В 2017 году я нашла группу «Токсичные родители», которую создала Полина Ртищева в Facebook в сентябре 2016. Моя взрослая жизнь давно стерла из памяти историю про девочку Женю. И мне даже казалось, что это уже не моя история.

Но будучи в группе я поняла, что все было: и не любовь, и скандалы, и прыгалки.

А дальше…

Дальше я стала модератором группы. Эта группа стала моим уголком спокойствия и взаимопонимания. Каждая история участников группы стала мне близка и эмпатична. Полина предложила мне возглавить группу. Я согласилась, потому что хочу помогать таким же как я. Я хочу, что бы как можно больше женщин и мужчин узнали, что они не виноваты в том, что их били, унижали, не любили в детстве. Что они не одиноки. И у них всегда есть поддержка. Абсолютная, потому что вырастая, мы, увы, не перестаем быть детьми своих родителей и в 20, и в 30, и в 50 ... лет...

Группа «Токсичные родители» – это работа целой команды. У нас есть модераторы – невидимые стражи порядка и спокойствия в группе. У нас есть, кто делает дизайн, ведет колонки в Instafram, Telegram. И главное, у нас есть наши участники, кто каждый день изливает свою душу, отпускает прошлое, выговаривается, выкрикивается. И самое радостное для нас, когда участники покидают группу. Они пишут: мне группа очень помогла, я поняла, что я не один, но мне пора идти дальше. Это самый большой успех.

~
Проект...

Потом у нас было много других проектов, и группа для родителей (Как не стать токсичным родителем), бесплатные вебинары для участников группы, и фото-проект для Lenta.ru; сейчас мы готовим два документальных фильма о побегах из дома и психологическом насилии в семьях. Фильмы поедут на международные выставки, в Торонто, Амстердам и другие города. Нам сейчас важно озвучивать нашу проблему, привлекать к ней внимание. Поэтому мы запустили этот сайт, мы хотим продвинуть его по целевым запросам, которые связаны с насилием в семьях по отношению к детям, тому как взрослые люди справляются или не справляются со своими детскими травмами, потому что отношения с матерями, конечно, определяют всю будущую жизнь; у нас же есть понимание, что мать – это опора, а как жить без опоры. Очень сложно строить свою семью, найти своё призвание, растить собственных детей, если в голове постоянно голос родителя, что ты никогда ничего не добьешься, что лучше бы она сделала аборт и так далее. Кстати, такие запреты на существование, «эписценарии» со всевозможными карами небесными за непослушание – довольно часто становятся причиной проблем со здоровьем, панических атак, депрессий, попыток суицида у внешне очень успешных людей. Я думаю, работы в этом направлении очень много.