Эмоциональный голод детей эмоционально незрелых родителей.


Линси Гибсон в книге «Взрослые дети эмоционально незрелых родителей» отмечает:


«Эмоциональное одиночество возникает как ответ на отсутствие достаточной эмоциональной близости с другими людьми. Оно может появиться в детстве, если поглощенные собой родители не обращают внимания на чувства ребенка, или во взрослом возрасте при утрате эмоциональной связи между людьми».


Тридцатилетняя преподаватель английского языка Мария, сидя на заднем сидении старенького троллейбуса, смотрела в окно. Троллейбус ехал медленно, переваливаясь и пыхтя, как будто заставляя себя дотащить своих пассажиров до остановки.


Мария думала о новых учебниках, которые она собиралась предложить своим ученикам, как вдруг мысли ее прервало странное воспоминание о ее детстве. Воспоминание это ворвалось в ее мысли столь стремительно, боль от него зазвучала в голове Марии столь остро, что женщина невольно вздрогнула.


Мария вспомнила себя подростком.


Вспомнила времена и свое состояние, когда ей было тринадцать лет. Как же ей было плохо и страшно тогда!


Это было странное постоянное ощущение, когда у тебя как будто нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Тебя самого как будто нет. И вот ты, тринадцатилетний, едешь в троллейбусе, не понимая, куда и зачем. И ты хочешь поделиться этим своим ощущением, этой своей болью… Только вот даже имя этой боли дать не можешь. И, что главное, нет ни единого человека во всем мире, с кем бы ты мог эту боль разделить.

В современной психологии подобное состояние, при котором человек испытывает нехватку чего-то жизненно важного при одновременной переполненности мыслями об одиночестве принято называть эмоциональным голодом.
Человек чувствует дефицит чего-то, часто и надолго погружается в себя, но название своему состоянию дать не может.

Вот как описывает первопричины такого состояния Линдси Гибсон:

«Дети не способны выявить недостаток эмоциональной близости в своих отношениях с родителем. Они не знакомы с этим понятием. И вряд ли они могут осознать, что их родители — эмоционально незрелые люди».

И далее:

«…эмоционально незрелые люди могут быть любящими или отстраненными в зависимости от настроения. Их дети ощущают мимолетные моменты эмоциональной связи с ними, но они не знают, когда и при каких условиях родители вновь будут эмоционально доступны для них».

Вернемся к Марии и ее размышлениям в троллейбусе.
Если бы можно было одним словом описать атмосферу в доме, где она провела свое детство, то на ум бы сразу пришло слово «хаос и психиатрическая клиника».
Более того. В десятом классе Мария, будучи отличницей, не смогла прочитать «Преступление и наказание» Достоевского – уж слишком Катерина Ивановна Мармеладова и поступками, и словами напоминала мать Марии!
Раздражительность, неконтролируемый гнев, общая истеричность характера — Мария выросла у психически нездоровой матери.

А поскольку нормальное развитие ребенка требует от родителей не только заботы о физическом благополучии, но и эмоциональном, то в том месте ее души, где необходимо было развиться чувственной составляющей, у Марии развилась пустота. Пустота, которая на протяжении всей жизни давала ей ощущение оторванности и одиночества.
Со временем же, это самое чувство одиночества так крепко укоренилось в сознании женщины, что стало частью структуры ее личности, с которой она научилась справляться, в том числе благодаря работе.
Вот только периодически мощные вспышки прошлого все равно просыпались и на некоторое время выключали женщину из жизни.

Линдси Гибсон пишет:
«Такие дети могут научиться ставить чужие потребности выше собственных, оплачивая таким образом возможность иметь отношения с другими людьми».

Сорокалетняя незамужняя бухгалтер Ксения никогда не откажется посидеть с ребенком кого-то из своих подруг. Даже если в этот день у нее назначена важная встреча. С детства ее мама внушила ей, что она, Ксения, человек «сложный», «нудный», «человек, от которого быстро устаешь».


Ксения этот урок усвоила, и потому она отчаянно цепляется за любое общение, даже в тех случаях, когда ее ресурсами просто пользуются, ничего не давая взамен. Ксения принадлежит к той категории людей, которых принято называть «безотказными».


Год за годом, иногда в ущерб себе и собственному здоровью, она помогает тем, кого считает «своими друзьями». Удивительно, но никто из этих самых «друзей» никогда не помогал самой Ксении в ситуациях, когда ей это особенно было нужно. Создается ощущение, что Ксения этих людей друзьями считает, а они ее — нет.

«Как правило, отношения с родителями оказывались настолько изматывающими, что у человека не оставалось ни эмоциональной энергии на романтические отношения, ни желания их строить».

Оксана также работает бухгалтером. На работе ее ценят за ответственность, дисциплинированность и эрудированность. Правда, все давно привыкли, что за обедом или во время перерыва на кофе с Оксаной лучше не говорить — она полностью погружается в свои мысли. На корпоративные вечеринки Оксана также не ходит — всегда отпрашивается из-за якобы «больной мамы». Вот только мало кто знает, что мама Оксаны совершенно здорова. А вся ее «болезнь» заключается в ежедневном моральном уничтожении собственной дочери.

Однажды новый сотрудник компании, ровесник Оксаны, пригласил ее выпить с ним кофе после работы. Девушка внимательно посмотрела на него, ничего не ответив, вышла из помещения. Когда, наблюдавшие эту странную сцену, коллеги Оксаны спросили ее о столь странном ее поведении, Оксана буквально клялась, что на кофе ее никто не приглашал. Самой ситуации девушка также не помнила. Это логично. Физически Оксана в тот момент была на работе, но мысли ее находились дома, где Оксана в очередной раз выслушивала моральные унижения своей матери.

Линдси Гибсон также отмечает:

«Из-за своей восприимчивости и сильной потребности в социальном взаимодействии дети-интернализаторы, как правило, хорошо умеют находить потенциальных кандидатов для налаживания эмоциональной связи за пределами семьи. Они замечают, когда к ним относятся по-доброму, и инстинктивно ищут отношений с надежными людьми, чтобы получить повышенное чувство безопасности. Многие мои клиенты с теплотой вспоминают о соседях, родственниках или учителях, которые сыграли огромную роль в их жизни, помогли им почувствовать свою ценность и дали возможность побыть объектом чьей-то заботы».

Пятнадцатилетнему Саше некогда бездельничать с одноклассниками — после уроков на полном ходу он мчится на занятия по восточным единоборствам. И уже вслух друзья и соседи молодого человека говорят, что его тренер по каратэ заменил ему отца. Двадцатилетняя Лена после работы со всех ног бежит на занятия по танцам так же, как многие ее коллеги мчатся домой. Еще бы. Танцевальные классы уже давно заменили Лене семью, а ее старенькая преподавательница — маму.

В психологии подобные явления часто называются «удочерением». Не найдя эмоциональной поддержки внутри семьи, люди пытаются найти себе маму- или папу-заменителя во внешнем мире.

Линди Гибсон также отмечает:

«Многие дети таких родителей привыкают подчиняться желаниям других людей (Young and Klosko, 1993). Поскольку они выросли в постоянном ожидании эмоциональных взрывов родителей, они могут быть чрезмерно внимательными к чувствам и настроениям окружающих, часто в ущерб своим интересам».

Тут, конечно, мне на ум приходит мой же «Новогодний» рассказ. И то, как эти самые нелюбимые дочери, в попытки найти маму и «удочериться» иногда готовы действовать в ущерб собственным интересам.

Вот некоторые характеристики, присущие эмоционально незрелым родителям, по Линдси Гибсон:

  1. Мой родитель часто чрезмерно эмоционально реагировал на незначительные события.
  2. Родитель нечасто проявлял эмпатию или интересовался чувствами окружающих.
  3. Когда дело доходило до эмоциональной близости или проявления чувств, родителю становилось не по себе и он закрывался.
  4. Родителя часто раздражали индивидуальные различия и другие точки зрения.
  5. В детстве родитель часто делился с ребенком своими проблемами, но не был готов выслушать ребенка. Родитель часто говорил и делал что-то, не думая о чувствах других людей
  6. Ребенку нечасто доставались родительское внимание и сочувствие, разве что когда мне серьезно нездоровилось.
  7. Родитель был непоследовательным: иногда он проявлял мудрость, но иногда вел себя совершенно неразумно и др.

В завершении хочется отметить, что эмоционально незрелые родители даже к старости вряд ли захотят измениться. Их черты характера, сформированные десятилетиями, создают защитную броню для их психики. Бесполезно пытаться изменить родителей. Но важно задуматься о сценарии собственной жизни, развивать свой эмоциональный компас и не бояться смотреть в глаза своим ошибкам и слабостям.

Автор статьи - Соколова Екатерина

Соколова Екатерина, автор книги «When I grow up. Пособие для взрослых девочек из дисфункциональных семей»
Истории и статьи в одном месте, а также дополнительный контент! Подпишитесь на канал «Токсичные родители» в Яндекс.Дзен, чтобы ничего не пропустить!

Яндекс.Дзен